пятница, 22 октября 2010 г.

Сказка про колобка на новый лад

вступление ))))))))))))))) "Колобок по-новому"
ГЛАВА ПЕРВАЯ
«Надежда»

Смеркалось… Ночные мотыльки кружились над старой керосиновой лампой стоящей на крыльце. Из колодца пахло тиной. Из глубины леса доносился голодный волчий вой. При ярком свете полной зловещей луны вдоль забора промелькнула скрюченная тень. Дряхлая нога ступила на крыльцо, мотыльки разлетелись как пепел от затушенного костра, погасла лампа. Костлявая рука потянулась к дверной ручке, дверные петли протяжно скрипнули. В комнату вошёл старик.
В дальнем углу, у печи стояла его старуха, в руках у неё было что-то липкое, вязкое… Она месила это вещество в корыте, лицо её было красное и потное, фартук до шеи в муке… Старуха пыхтела и видимо очень старалась. Вдруг, в тишине, перебив её ярое пыхтение, раздался грохот. Он был похож на грохот, который раздаётся, когда камень кидают в узкую ржавую и глубокую трубу. От него сводило челюсть и ноги, хотелось убежать спрятаться и никогда не возвращаться. Это голодный желудок старика в очередной раз подал знак, что от голода скоро отомрут все ткани и органы. Катастрофически не хватало сил и энергии. Бабка нервно стряхнула прилипшее к рукам тесто, вытерла пот со лба и обратила свой измученный взгляд на деда. Дед сегодня выглядел очень неважно; ввалившиеся глазницы, выпирающие скулы. Кожа, свисавшая с век напоминала драный носок, из приоткрытого рта вырывалась пустота. Его скорченная фигура еле-еле смогла отбросить тень. Недостаток пищи сказался на всех органах и тканях, было похоже, что старик помер как минимум две недели назад.
Он, медленно и противно шаркая слабыми, трясущимися ногами, опираясь на гнилой посох, пробрался до окна и сел за стол на обшарпанную скамью. Тем временем, собрав последние силы, задыхаясь от жара и копоти, старуха, задрав рукава, повыше быстро скатала из теста шар и, закинув его в пылающую печь села рядом.
Весь день, с самого рассвета изнемогая от голода и усталости, пытаясь найти в доме хоть что-то съестное, пусть и не свежее. Она заглянула даже в кладовую, в которой уже шесть с половиной лет не водилось ни крохи, стены сгнили, всё покрылось вековыми слоями пыли и паутины, пахло плесенью и мышами. Но удача её не оставила и старуха обнаружила в углу, под трухлявой доской, горсть пыльной муки. Она была серо-зелёного цвета и пахла болотом. Бабке повезло, что мыши, которые погибли от голода два года назад, побрезговали этим последним шансом на выживание. Старуха, бережно собрав найденную крупицу счастья, аккуратно завернула муку в сопливый, застиранный платок с синим вышитым цветочком. В доме, за печкой, старуха нашла закатившееся яйцо, она очень обрадовалась, что оно не золотое и его можно применить в кулинарии; соскребла с разделочной доски немного дрожжей, которые налипли на неё так давно, что уже никто не помнит когда. Бабка замесила свою гордость – тесто, которое досталось ей потом и кровью.
Красными опавшими глазами дед посмотрел на бабку с большой нежностью и был ей очень благодарен, что спустя много лет, бабка решила собрать остаток сил, чтобы накормить его долгожданным обедом. Старуха сидела молча, положив замутненную сегодняшними событиями голову старику на острое плечо. Тяжело вздохнув, бабка задремала. Из приоткрытого окна подул лёгкий вечерний ветерок, с реки потянуло тиной, заколыхалось пламя свечи стоящей на грязном столе. Дед прищурился от предвкушаемого удовольствия и всей своей костлявой грудью вдохнул навеянный запах природы, и закрыв глаза вырубился.
Через некоторое время из печи донёсся треск поленьев и аромат сдобы. Принюхавшись и услышав едва узнаваемый запах хлеба, приоткрыв глаза, Дед встрепенулся… Больно толкнув Бабку в локтём в бок Дед в нетерпении оглянулся на печь…и громко сглотнул. Бабка проснулась, кряхтя и охая, она кинулась к печке, переживая за приготовляемый ужин. Колобок был готов. Дымящимся румяным боком он смотрел прямо на Бабку. Счастьем светились её голубые глаза. С большой любовью Бабка поставила его на подоконник, чтобы прохладный ветерок остужал его, а жёлтая полная луна заряжала его своей энергией.
Бабка, скрипя поношенными костями и некрасиво покачиваясь, плавно удалилась в комнату за праздничной скатертью. Довольный дед поплёлся за ней, он очень хотел помочь.
Засквозило. Окно ещё больше распахнулось и колобок, сверкнув румяным бочком, выпал из окна на заросшую тропинку, которая уходила в чащу чёрного леса.
В комнату вошли старики и оцепенели от ужаса. Колобка не было.

ГЛАВА ВТОРАЯ
« Дорога жизни»

Ярко светили звёзды, хитрая луна освещала тропу, в траве, по обочинам, стрекотали сверчки, и лес манил колобка своей обволакивающей темнотой и загадочными приключениями. Колобок покатился в неизвестность.
Великий лес встретил его своим могуществом. Вековые деревья протягивали к нему свои корявые ветви, корнями царапали бока. Колобок напомнил им тёплое солнце, которое почти никогда не проникало через густые кроны.
Содрогающийся от ужаса комок страха оглянулся назад. На деревьях страшно сверкали желтые глаза сов, их уханье до мозга костей пробрало колобка. Деревья окружили его, они тянули к нему ветки, пытаясь схватить и разорвать его на куски. Пути назад не было. Колобок покатился прочь… и тьма поглотила его.
Среди непроглядных троп и тропинок, поваленных гнилых деревьев и болот, где собственное дыхание казалось колобку неприкрытым воплем ужаса, а шорох листьев порождал в нервных клетках его юного организма разряды тока неописуемой силы, наш герой встретил на своём нелёгком пути ДИКОЕ ЖИВОТНОЕ.
На небольшой поляне, которую умело и навязчиво освещала луна, припав лицом к огромному столетнему дубу, стояло что-то…
По телу колобка пробежала холодная дрожь. Что-то, не замечая ничего и никого вокруг, продолжало заниматься своим делом. Крепко прижав длинные уродливые уши к затылку, и намертво уцепившись тонкими коготками в ствол дерева, оно яростно вонзало свои потрескавшиеся желтые зубы в кору, на лбу выступила испарина, капилляры в глазах полопались. Животное явно было очень голодным.
Это был заяц.
Колобок понял, что единственное, что он мог сделать это бежать, бежать без оглядки, не думая ни о чём, спотыкаясь о камни и сучки, но бежать, бежать, бежать.… Но, не успев сделать первый рывок, он по неопытности и не по осторожности задел сухие ветки своим сдобным тельцем и раздался предательский треск. Заяц остановился. Воцарилась глубокая тишина.
-Кто здесь? – спросил заяц.
У колобка душа ушла бы в пятки, если бы они у него были, но он отделался сильным ударом страха в мозг.
- Кто здесь?! – спросил заяц громче, выплевывая, опилки изо рта. Колобок замер. Страх пожирал его изнутри.
Луна натянула на себя шаль из чёрных туч, плотно укуталась и уснула, светлячки погасли, замолчали сверчки. В этой холодной мгле, колобок услышал как заяц, передвигая свои длинные кривые ноги с проплешинами в его сторону. Колобок, стараясь не дышать и не моргать, замер. Комок подкатился к его горлу, заставляя задыхаться. Хлеб ждал. Ждал, что заяц не увидит его в темноте, что жизнь, которая началась совсем недавно, не закончится так быстро.
Заяц шёл. Сопливым носом он чуял этот прекрасный аромат, который источал колобок. Слюни текли по подбородку и капали на живот. Шерсть слипалась, а желудок поддерживал своего хозяина диким урчанием. Он тоже хотел есть. Прошло, казалось несколько часов, прежде чем заяц, подойдя ближе к тому месту, откуда пахло едой, остановился. Колобок был не жив, ни мёртв, но надежда умирает последней и он надеялся… надеялся на чудо. Но чуда не произошло. Тучи скатились с плеч луны, и она взглядом осветила поляну. Заяц и колобок смотрели друг - другу в глаза. Заяц, прищурив глаза, обнажив свои гнилые зубы и широко открыв пасть, замахнулся головой. Колобок стал молиться.
Заяц в недоумении остановился. Никогда он ещё не видел чтоб еда молилась. А тут…. Колобок смекнул, что заяц в шоке и начал молиться ещё неистовей, он раскачивался из стороны в сторону, закатывал глаза, стонал, выл, пел…. Он молился от всей души и даже забыл на какое – то время о зайце.

Великомученик Горелы Хлебуслав,
Спаси и сохрани мои питательные свойства,
Не разрушь мой организм плесенею и влагою,
Не нарушь мою структуру нежную, пышную,
Дай мне сил избавиться, от напастей зайчатины,
От слюнотечения чюжего,
На тельце мое, сдобное…

Заяц просто оцепенел. Он был ярым атеистом и скорее принял колобка, за больного бешенством или за брожение переспелых дрожжей и в ужасе, переживая за свой любимый организм поспешил ретироваться. Он быстро скрылся из вида, прикрыв свою жалкую трусливую задницу ободранным хвостом. Никогда ещё его ноги не бегали так быстро….
Колобок почувствовал свою силу и превосходство. Силу и мощь злакового поля, душистого хмеля… куриных яиц…. Он смахнул пот со лба, вытер слюни с лица и решил продолжить свой нелёгкий путь по тропе… тропе жизни.
Он катился, думая о том, что могло бы с ним произойти, если бы он не укатился из дома, если бы он не встретил зайца, не видел ночных пейзажей, не нюхал аромат сумерек, не слышал насекомых, которые приветствовали его в ночи. Как и чем бы он жил, что рассказывал бы детям и внукам, какие бы ему снились сны….
Так, в глубоких раздумьях своего дрожжевого мозга колобок катился по ровной тропинке, но вдруг врезался во что–то мягкое и шерстяное.


Раздел 2 « Серый »

Колобок остановился и поднял глаза. На дороге, вывалив язык изо рта, откуда вырывалось зловонное дыхание, и, раскинув в стороны лапы – лежал волк. Его огромный облезлый живот возвышался на пол метра от него. Блохи прыгали по пузу как на батуте. Хвост мёртвым грузом лежал рядом. Волк испортил воздух и проснулся.
У колобка жутко резало глаза от этой вони, и текли слёзы.
Волк глупыми обожравшимися глазами посмотрел на колобка и дебильновато улыбнулся. Через некоторое время, окончательно придя в себя после сытого сна, волк поведал колобку, как встретил зайца, как тот рассказал ему про неистового сумасшедшего колобка, который напугал его своей странностью. Рассказал о том, что, увлёкшись интересным рассказом сам волк, не заметил, как доел последний кусочек свежей, сочной зайчатины. И как от переедания и избытка впечатлений он вырубился.
Колобок недоверчиво посмотрел на волка и попятился назад.
Волк встал, выпятив свой живот, раскинув лапы в стороны пошёл на колобка. Колобок понял – это конец. Он вздохнул, зажмурился и ….
Волк схватил его, обнял что было сил, поцеловал и облизал. Колобок медленно стёк по его рукам на землю. Придя в себя, он услышал, как волк благодарил его за отличный ужин и хороший рассказ. Но вдруг он упал и захрапел – перевариваемый заяц требовал покоя. Колобок, гордясь собою, покатился дальше. Но радость его была недолгой – он услышал в кустах громкое чавканье. Осмелевший колобок решил не задерживать себя и не заморачиваясь катился дальше. Из кустов показалась огромная голова. Гигантская туша выплыла из–за куста. Маленькие глазки, словно бусинки сверкнули в темноте. Чёрный блестящий нос шевелился и нюхал, изо рта вытекал ароматный малиновый сок.


Раздел 3 « Михаил »


Это медведь. Медведи только выглядят как плюшевые игрушки, напоминая о счастливом и беззаботном детстве, на самом деле, это коварные и безжалостные хищники, которые жрут и вершки, и корешки, и малину, и даже хлеб, особенно, если он с малиной, как бабушкин вкуснейший ягодный пирог.
Миша. Михаил, растопырив свои косолапые ноги, вышел из–за куста и протянул лапы с длиннющими когтями, к вкусной булочке. Колобок замотал головой и грозно посмотрел на него. Миха отпора не ожидал и решил поговорить с колобком. Через некоторое время уставший колобок сидел в берлоге. Медведь угощал его самодельной рябиновой настойкой с добавлением листьев вишни и коры дуба, каплей берёзового сока и отваром из желудей, с пыльцой тополиного пуха и крупицей волчьего навоза. В местном лесу медведь слыл знатным кулинаром. Всю округу он снабжал подобной выпивкой и конечно разнообразными соленьями, вареньями, печеньями. Михаил рассказал колобку несколько рецептов, в которых он может использовать чудо – тельце – хлеб. А колобок, изрядно напившись столь гремучей смеси, почти не понимал, что речь идёт об его тельце – о нём самом…. Злорадный медведь не унимался и всё подливал и подливал колобку в стакан. Ну и себя, не забывая. 4 раза они пили за родителей, 2 раза за родину, 18 раз за зайца (медведь даже прослезился), 6 раз за волка, 12 раз за встречу, и 21 раз за великую дружбу.
От невероятного количества выпитого, сказанного, показанного
Выслушанного и выплаканного медведь, громко рыгнув прошлогодним оленем и настойкой « рябинушка » повалился на спину и засопел.
Колобок огляделся по сторонам, вокруг плясали стены, потолок, стаканы и бутылки, коврики и тумбочки, кастрюли и сковородки – он был очень пьян. Колобок подумал что, ничего плохого не случится, если он немного вздремнёт, и отрубился.
В берлоге было прохладно, и колобок быстро отошёл, он проснулся, вспомнил, что произошло, вскочил…, лицо его исказилось от боли, язык присох к нёбу, глаза затуманились,… он хлебнул стаканчик берёзового сока, смешанного с птичьим молоком и душа вернулась к нему вместе с разумом и желанием жить.
Колобок вышел на дорожку, оглянулся на гостеприимный дом, и махнув рукой покатился навстречу приключениям. И приключения не заставили себя долго ждать.
Луна побледнела, звёзды светили уже не так ярко, вдалеке запели ранние птички – приближался рассвет. Колобок катился по дороге в надежде встретить его вне этого проклятого леса. Он торопился, падал с обрывов, выбираясь из оврагов, перепрыгивая через ямы и капканы, просвет был рядом. Колобок видел его, чувствовал запах полей, которые раскинулись за лесом, речной ветерок доносился до него и его разрывало от нетерпения. Но он не заметил главного … злые раскосые глаза, сверкающие за деревьями – они уже давно следили за ним. Только когда колобок случайно увидел, как что–то рыжее сверкнуло во тьме и напомнило ему пылающую жарким огнём печь, и разбудило в нём наивные, воспоминания колобок притормозил. Мысли спутались в его голове, видимо развезло на старых дрожжах. Он не мог понять, что – то знакомое было в том, что он увидел.
Тут, устав ждать из–за дерева выплыла горя жарким огнём молодая особа.


Раздел 4 « Рыжая »


Лиса подошла к колобку, плавно покачивая бёдрами. Красивейший хвост лежал у неё на руке. Кокетливо поправив шляпку, она села на пенёк рядом с колобком и взглянула на него своими жёлтыми глазами. Тут колобок не выдержал – челюсть у него отвисла, слюни покапали, глаза покрылись плёнкой, он протянул к ней свои губы. Лиса подставила свою заднюю лапу, колобок поцеловал её в оранжевую пятку и ослаб. Он был очарован…. После всего, что ему пришлось пережить этой ночью, столь милое создание казалось ему ангелом, спустившимся с небес.
Прошло несколько минут, колобок пришел в себя. Лиса улыбалась ему и что-то напевала. Колобок понял, она – то, что он так долго искал, то к чему стремился и рисковал своей жизнью…. Она его судьба! Ему показалось, что она разделяет с ним его мысли, и решил, что скажет ей обо всём.
Пока колобок отвлёкся, копаясь в своей голове, лиса стряхнула слюни со своей блестящей шкурки, облизнулась и мечтательно посмотрела на колобка. Он стоял перед ней – душистый, пухлый, мягкий, ароматный колобок – её долгожданный десерт. После ужина из пяти фазанов, четырёх зайчат, пяти яиц куропатки и бидона сметаны, который она слизнула в деревне, она захотела полакомиться вкусненьким. Ей повезло! Она встретила своего любимого, и он ответил ей взаимностью. Лиса потянулась к нему, вот она уже ближе, ближе… колобок в надежде на более страстный и глубокий поцелуй, вытянул губы и подпрыгнул…. И это случилось! Он оказался так глубоко, что глубже и мечтать нельзя – он был в желудке… в желудке у своей мечты.
Лиса облизнулась, довольно похлопала себя по животу и взмахнув рыжим хвостом, пошла на поляну собирать цветы. Колобок почувствовал, как в тело его проникал желудочный сок, как румяные бочка переваривались, слышал, как наверху щебетали птички, и шелестела трава, как лиса напевала всё ту же песенку и солнечные лучи пробивались тоненькими ниточками сквозь её горло. Колобку стало не очень хорошо, он закрыл глаза и в последний раз увидел свою жизнь…жизнь в картинках.… Вот он с лисой у пенька в страстном поцелуе, вот медведь со стаканом бражки в руке рассказывает ему поваренную книгу, вот луна, которая следила за ним, и обожравшийся волк, трусливый заяц, страшные деревья, полянка перед домом, старый дряхлый дед и почти заботливая бабка с потными руками… и печь, и жар…. Огонь! Он был в огне! Колобок переварился. Его больше нет… или почти нет. Возможно через некоторое время, медведь использует, то во что он превратиться, в своём рецепте настойки. Раздаст её жителям леса, и слава о колобке разнесётся по всей округе. Никто и никогда не забудет о нём! Он всегда будет жить в их сердцах!!!

написано собственноручно 2007 г. Ситникова М.В.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

ваше мнение